L.Z.
Лисы всех стран, объединяйтесь!
Глава 6

Клуб, в котором мне предстояло танцевать этим вечером, находился недалеко от центра города, и потому я решила пройтись пешком. Вечером в Бангкоке много пробок, так что быстрее было добраться на своих двоих. Я вспомнила, что за весь день выпила только одну чашку кофе, но не стала останавливаться, чтобы купить что-нибудь у уличных торговцев – не была уверена, что смогу проглотить хоть кусочек.

Времени у меня пока было предостаточно, и потому шла я довольно медленно, давая себе возможность прийти в себя и все обдумать. В моей жизни было немало плохих дней, но таких, как этот, – единицы. Казалось, произошло все, что могло только произойти ужасного. Но я знала, что думать так, – вернейший способ накликать несчастье, и потому гнала эту мысль. Я жива, я здорова, все не так уж и плохо. Я больше не ощущала безумия, овладевшего мною в квартире Эмили. Да, безусловно, я все еще оплакивала потерю хорошей подруги, но теперь я была в своем уме и больше не собиралась умирать. Покинув отравленную ритуалом студию, я тут же начала успокаиваться. Днем мне такая резкая перемена показалась странной, я даже списала ее на шок, но теперь все встало на свои места. Я знала, что смогу с этим справиться.

С Луисом все было немного сложнее. Сколько бы я ни уверяла себя, что ничего непоправимого не произошло, что я согласилась стать любовницей агента Даатона еще до того, как его самолет приземлился в аэропорту Бангкока, мне все равно не удавалось смириться с этим фактом. Я снова и снова слышала свои просьбы отпустить меня, неосознанно напрягала руки, как будто все еще пытаясь вырваться. Есть вещи, которые женщина не в силах забыть и простить. Неважно, что он был человеком во власти лисы, неважно, что я добровольно пошла на все это, он должен был остановиться. Он мог. Упрямые люди могут сопротивляться лисам, и я чувствовала, что в Луисе Каро достаточно этого упрямства и силы воли, чтобы укротить неожиданный порыв. Но он не стал, он даже не попытался. Я заметила эту жестокость в нем в первую же нашу встречу, так почему же не вспомнила о ней сегодня, почему позволила ему взять верх?

Так я и шла, обвиняя его, обвиняя себя, снова его, снова себя… И не знала, на кого в итоге сержусь больше. Кто виноват в глупости лис и жестокости людей? Кто создал их такими?

Постепенно в моем сознании формировалась идея о том, что я должна делать дальше. Сначала поговорить с Нуккидом, рассказать ему, что случилось с Эмили и убедиться, что он передаст все Пхатти. А потом как следует расспросить его о чужаке. Нуккиду наверняка что-то известно, ведь он часто видится с Алеком и Пхатти.

Наконец, стоило выяснить, какое отношение чужак имеет к Луису Каро и почему тому может угрожать опасность. Подспудно я понимала, что всего лишь ищу предлог никогда больше не встречаться с агентом. Разумеется, я бы ни за что не стала рассказывать Нуккиду о том, что произошло в отеле – он бы не понял и просто посмеялся, – но если сделать вид, будто я всего лишь беспокоюсь за Луиса, тогда, возможно, мне удастся что-то выяснить и оценить риски.

Мне не было дела до самого Каро, однако власть, которой он обладал, и последствия его недовольства могли сильно повлиять на мое благополучие. Но если опасность не так велика, если это всего лишь ничем не подкрепленные опасения Алека… Глупо было не доверять интуиции опытного шамана, но все равно я продолжала думать о том, как здорово было бы избавиться от неудобного поручения.

Однако сначала следовало найти Нуккида. Я добралась до клуба вовремя, чем заслужила одобрительный взгляд Таши. Я столкнулась со старым японцем у входа на один из трех танцполов, недалеко от бара, когда он выговаривал что-то менеджеру по поводу покрытия сцены. Клуб начинал работу еще только через полчаса, и вокруг стояла привычная суматоха: техники настраивали аппаратуру, участники группы, что должна была открывать сегодняшний вечер, искали куда-то запропастившегося вокалиста, администратор распределял охрану по входам, а танцовщиц – по мини-сценам.

Я смотрела на все это со странным чувством недоумения и недоверия: никто из них ничего не знал про Эмили и страшный ритуал. Наверное, глядя на меня, даже Таши не мог предположить, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Скорее всего, он считал, что Киу сегодня пребывает в своем обычном мрачном настроении или пытается хорошенько разозлиться перед выходом на сцену. Мне это всегда помогало, но сейчас я не ощущала в себе ни искорки былой злости.

Только противный липкий страх и необъяснимая тревога засели где-то в подсознании. Я боялась того, что стало с моей подругой, но куда сильнее меня испугал Луис. Он был слишком сильным, слишком. А его глаза, этот бешеный взгляд, мертвенно-бледное лицо, когда он вышел из ванной и набросился на меня? Глупо продолжать обманывать себя, им руководила не страсть, а желание уничтожить. Я сама ощутила нечто подобное еще вчера, когда коснулась его своей силой. Мне хотелось раздавить его, смять, но это было вызвано не личной неприязнью, просто так сложились обстоятельства. Однако с чего вдруг Луису желать мне зла? Что я ему сделала? Заставила прождать целый час? Сказала что-то не то?

– Почему ты все еще здесь? – вывел меня из задумчивости раздраженный голос Таши. В этот момент он так походил на Пхатти, что я засомневалась, уж не обманывает ли меня зрение. – А ну-ка марш переодеваться! Похоже, Эмили мы сегодня снова не увидим, придется тебе самой справляться.

– Не только сегодня, – вырвалось у меня.

Таши удивленно взглянул на меня, и мне пришлось быстро добавить:

– Она завязала с Патпонгом. И с нами.

Мне не хотелось вдаваться в подробности, да я и не собиралась объяснять что-либо Таши, поэтому, не дожидаясь ответа, направилась к раздевалке танцовщиц. Мне еще следовало отыскать Нуккида, а время поджимало.

Я юркнула за ширму и быстро переоделась. Мой сегодняшний костюм состоял из короткой юбки и топа, иссиня-черных, с блестящей серебряной подкладкой, что становилась видна при движении. В полумраке и при правильном освещении он должен был смотреться достаточно эффектно. Я вытащила шпильки из волос. Они доходили мне до середины спины и по цвету почти не отличались от одежды. Ярко-красная помада и густая подводка для глаз дополнили образ роковой соблазнительницы. Просто удивительно, какой бледной казалась моя кожа в обрамлении насыщенных цветов.

Потом я уселась на стул, чтобы застегнуть высокие сапоги. Точнее, то, что, судя по этикетке, было сапогами. На самом же деле это была пятисантиметровая платформа, соответствующий каблук, тонкая полоска серебристой кожи, идущая от пятки к колену, и десяток еще более тонких ремешков, переплетающихся и охватывающих ногу спереди. Ремешки были довольно длинными и давали возможность создавать различные комбинации, но сегодня я была не в самом творческом настроении, так что ограничилась простейшим плетением.

И, хвала всем богам, никакого плюмажа сегодня!

Я как раз заканчивала с последним узелком, когда в раздевалку ворвался взлохмаченный Нуккид. Меня так поразила его раскрасневшаяся физиономия, что я даже не сразу заметила руку на поддержке и свежий гипс, целиком сковывавший его предплечье.

– Ты здесь! – воскликнул он, сильно удивленный этим фактом.

– Где же еще мне быть? – поразилась я.

– Ты же должна была встретиться с агентом.

– Я видела его, – невозмутимо ответила я и про себя добавила: к сожалению.

– И… как все прошло? – неуверенно поинтересовался Нуккид, наконец немного успокоившись и закрыв за собой дверь.

– Нормально, – пожала плечами я. – А с тобой что случилось? Поскользнулся на банановой кожуре?

– Кто тебе успел рассказать?

Нуккид снова стал самим собой: непритязательные шутки и ленивая беззаботная улыбка. Вот только я еще не успела забыть тревогу в его голосе.

– А почему ты удивился, увидев меня здесь?

– Ты должна была встретиться с агентом, – повторил он. – Я был сегодня в офисе Пхатти. Он не в духе с самого утра. Кричит на всех, даже на Алека. Не знаю, кто его так вывел из себя, но я удивился, что к обеду он еще никого не убил. А потом еще этот звонок агента… Ты бы видела, как он разозлился!

– Я слышала, – сухо заметила я.

Выходит, Пхатти был не в лучшем настроении еще до того, как Луис Каро так изящно меня подставил. Впрочем, ничего удивительного, он никогда не отличался спокойным нравом.

– И чем все закончилось?

– Закончилось? Как бы не так! Пхатти все еще плевался огнем, когда я сбежал. После всего я думал, что ты не решишься оставить агента и на минуту. Кстати, он в зале?

Я слишком очевидно замешкалась с ответом.

– Его здесь нет? – догадался Нуккид.

– Остался в отеле, – призналась я.

Нуккид присвистнул и взъерошил здоровой рукой волосы на макушке.

– А ты смелая, – выдохнул он.

– О, пожалуйста, даже не начинай!

С трудом, но я все же могла стерпеть упреки Алека, однако если меня примется отчитывать еще и Нуккид, я за себя не отвечаю.

– Тебе придется как-то это объяснять.

– Я разберусь, но, Кидо, мне нужна будет твоя помощь…

– Нет, нет, нет! – протестующе вскинул руку Нуккид. – Я к Пхатти сегодня больше не сунусь.

– Кое-что случилось, Кидо, – сказала я как можно более серьезно, надеясь, что это все же заставит его обратить внимание на мои слова. – Эмили убили.

Это действительно заставило его насторожиться, но ответить он не успел – непонятно откуда взявшийся Таши схватил меня за руку и рывком поставил на ноги.

– Начинаешь на малом танцполе, справа от диджейского пульта. Через полчаса Ради сменит тебя. Пошла, пошла! – скороговоркой выпалил он, подтолкнул меня к выходу и снова исчез.

– Потом, – шепнула я Нуккиду и заторопилась на малую сцену.

Он двинулся следом.

– Ты в порядке? – шепнул он, наклонившись к самому моему уху, так как с каждым шагом музыка делалась все громче.

– В идеальном, – послала я ему фальшивую улыбку и, опершись на услужливо протянутую руку, взбежала по ступенькам.

Я танцевала в клубах уже много лет, и, хотя каждый раз старалась привнести что-то новое, свежее в танец, большинство моих движений были доведены до автоматизма и практически не требовали внимания. Что-то было взято из постановок Таши, что-то подсмотрено в клипах или на танцполах, плюс стандартные связки и проходы – и вуаля, можно полчаса ни о чем не думать.

С другой стороны, танцы всегда помогали мне успокоиться. Куда проще сосредоточиться на том, чтобы не переломать себе ноги в этих жутких сапогах, чем думать о неизвестном шамане, посмевшем убить на нашей территории. Или Луисе. Я едва не застонала в голос, благо музыка была настолько громкой, что меня все равно никто бы не услышал. Неужели я ни минуты не могу не думать об агенте Даатона?

Полчаса спустя, заметив краем глаза Ради, я спустилась со сцены, предоставив ей развлекать уже порядочно теплую публику. Я удивилась, не встретив по дороге в раздевалку Нуккида. Почему-то я была уверена, что он дождется меня, чтобы узнать больше об Эмили. Вместо него я натолкнулась на Таши, который сообщил, что через час мне придется танцевать на главной сцене, но, слава духам, снова с краю. Когда он ушел, я поспешила переобуться обратно в свои босоножки. Страдать внеурочно в мои планы не входило.

Так или иначе, у меня был целый час свободы. В раздевалке стояла ужасная толчея, так что я решила не ждать Нуккида, а самой отправиться на его поиски. В первую очередь стоило проверить бар, что-то мне подсказывало, что после полного приключений дня моему другу захочется выпить. Однако, дважды пройдя вдоль барной стойки, я так его и не увидела. Зато сразу несколько мужчин предложили угостить меня коктейлем.

Я собиралась уйти и поискать Нуккида на улице, когда кто-то крепко ухватил меня за руку и потянул в сторону.

– Это ведь ты! – услышала я и, обернувшись, уткнулась носом в вырез ярко-оранжевой рубашки. На мгновение дохнуло крепким мужским запахом, и я тут же отстранилась.

Я всегда весьма трепетно относилась к своему личному пространству, а после случившегося сегодня с Луисом это чувство лишь обострилось, однако вспыхнувшая во мне злость мгновенно улеглась, стоило мне поднять глаза и увидеть того, кого я уже и не чаяла вновь встретить. Жених. Неудачливый паренек, которого я случайно коснулась своей магией прошлым вечером. Я не помнила его лица, но глаза узнала мгновенно. Очень темные и чуточку раскосые. Моментально я простила ему неделикатность и улыбнулась.

– Мы встречались вчера в другом клубе, – начал объяснять он, – ты танцевала… Что-то на народные мотивы…

– Я помню, помню, – нетерпеливо подтвердила я.

– Ты одна? – осторожно спросил он.

Я кивнула.

– Киу.

– Что? – не понял он.

– Меня зовут Киу,– повторила я.

– Итан, – тут же ответил он. – Танцуешь? – он указал кивком головы на людей на танцполе.

– О нет, – рассмеялась я. – Хватит с меня танцев.

И тут же добавила, боясь, что он уйдет:

– Мне через час на сцену, но ты можешь угостить меня коктейлем. Если хочешь, конечно.

– С удовольствием, – улыбнулся он и заказал мне Маргариту, а себе – пиво.

Минуту мы с Итаном молча пили свои напитки, ободряюще улыбаясь друг другу, и я гадала, с какой стороны к нему лучше подступиться. Я надеялась, что коктейль поможет мне расслабиться. Лисий организм быстрее выводит алкоголь, и я знала, что через час от хмеля не останется и следа. Уже после первого глотка Маргариты по телу растеклось приятное тепло, согревая в том числе те участки моей души, что оказались нечувствительны к теплу тайской ночи.

От громкой музыки, алкоголя и табачного дыма слегка кружилась голова, но это было даже приятным. Я поймала себя на том, что улыбаюсь вполне искренне.

– А ты сегодня без компании? – спросила я.

Он смущенно пожал плечами и неопределенно махнул рукой в сторону танцплощадки.

– Не думаю, что они еще про меня помнят.

– Тебя не так-то просто забыть.

Я не имела в виду вчерашнюю ссору, и Итан меня понял. Глаза его азартно блеснули.

– Я знаю, но, должно быть, там происходит что-то умопомрачительно интересное.

– Хочешь посмотреть? – хитро прищурилась я, слизнув с губ несколько кристаллов соли.

– Нет. Мне нравится тут, с тобой.

– Хорошо, – улыбнулась я и задала следующий коварный вопрос. – Ты здесь по делам или на отдых?

Возможно, не стоило так его провоцировать, но мне очень хотелось взглянуть, какой будет реакция. Всегда интереснее, когда мужчина осознает всю глубину своего падения. В мои планы не входило доводить дело до постели, я пока не ощущала в том необходимости, но легкий флирт всегда поднимал мне настроение.

– На отдых, – коротко ответил Итан.

Мысль о предстоящей свадьбе на мгновение заставила его нахмуриться, но он быстро справился с собой. Пару раз пальцы нервно стукнули по пивному бокалу, зазвенели кубики льда, ударившись о стекло, и Итан придвинулся ко мне чуть ближе. Один-ноль в пользу лисы.

– У тебя интересный акцент, – я решила сменить тему. – Откуда ты?

– Из Мельбурна, – ответил он.

Наверное, мое лицо меня выдало, потому что он тут же добавил:

– Это в Австралии.

– Я знаю, где находится Мельбурн, – в притворной обиде проворчала я, хотя, если уж совсем честно, из австралийских городов знала только Сидней. И то лишь потому, что там была Олимпиада. Впрочем, слово Мельбурн казалось довольно знакомым.

– Извини, просто у тебя был такой растерянный вид…

– Я просто думала, что ты европеец, – соврала я.

Что поделать, я была не сильна в географии. Но кому какое дело? Я никогда не ходила в школу, а все мои документы, в том числе и аттестат, были поддельными. Мне и в голову не приходило поступить в университет или на какие-нибудь курсы. Зачем? Все, что мне нужно было, я могла получить благодаря содействию Пхатти, без долгих лет зубрежки. А что до абстрактных знаний, то опыт показывал, что можно прекрасно прожить и без них. К тому же родилась я, когда того же Мельбурна и в помине не было, и, если позволит госпожа Луна, возможно, мне удастся пережить и его, и многие другие города. А если не удастся, так не все ли равно, умной или глупой была лиса, если она не сумела унести ноги? Так что не стоит понапрасну забивать голову.

Нуккид регулярно пытался спорить со мной по этому поводу, однако безрезультатно. Если за долгие годы жизни я и научилась чему-нибудь, так это умению не обращать внимания на непрошенные советы. Тянет поболтать на душеспасительные темы – отлично, но я не обещаю, что стану слушать.

– А ты откуда родом? – спросил Итан.

– Отсюда, – лаконично ответила я.

– Ты не похожа на сиамку, – немного неуверенно проговорил Итан.

– И много сиамок ты уже успел повидать? – спросила я и тут же рассмеялась, избавив его от необходимости отвечать.

Я бросила на него взгляд из-под полуопущенных ресниц и легко провела пальцами по ободку бокала, где еще оставалась соль. Облизала палец. Итан чутко следил за каждым моим движением. Он не был, конечно, сказочным принцем, но с ним было просто, и в данный момент меня это полностью устраивало. Он казался мягкой глиной в моих руках. Так и должны выглядеть отношения между лисой и ее жертвой, а не то, что устроил Луис Каро сегодня.

Итан словно прочитал мои мысли.

– А тот мужчина, что был с тобой вчера… – начал он, но я лишь отмахнулась.

– Знакомый одного знакомого, не более того. Забудь о нем.

Итан удовлетворенно кивнул и предложил купить мне еще один коктейль, но я отказалась. У меня оставалось не так много времени. Облизнув губы, я слегка нахмурилась:

– Соль.

Он молча предложил мне свой бокал. Я перевернула его таким образом, чтобы мои губы коснулись того места, откуда пил он, и сделала небольшой глоток. Снова облизнулась.

– Так лучше, – улыбнулась я.

– Предпочитаешь сладкое? – спросил он, наклонившись ко мне с заговорщеским видом, и сжал бокал поверх моих пальцев.

Я снова рассмеялась и поняла, что пьянее, чем мне казалось. Я вспомнила, что практически ничего сегодня не ела и что коктейли на основе текилы на голодный желудок – не самое мудрое решение. Но, так или иначе, Итану мой смех пришелся по вкусу, он наконец решился на поцелуй. Что-то, возможно инстинкт, заставило меня слегка отклониться в последний момент, так что его губы коснулись лишь моей щеки. И в следующую секунду я увидела Нуккида.

Он явно шел в моем направлении и то, что я была не одна, ему, очевидно, не понравилось. Его лицо как-то странно вытянулось, и я еще успела удивиться такой перемене, но потом увидела человека рядом с ним и тоже едва не поморщилась. Луис Каро. Стоило помянуть черта…

Итан не сразу сообразил, чем вызвана перемена в моем настроении:

– Что-то случилось?.. Ох… Знакомый? – с досадой проговорил он.

Я только покачала головой, наблюдая за приближающимся Луисом. В тот момент я видела только его, человека в белом. А я так надеялась, что он проспит весь вечер. Он был в тех же брюках и рубашке, что и днем, и на губах Каро играла все та же лучезарная улыбка, что и тогда, когда мы только встретились у отеля «Ориенталь». Но я уже знала, как быстро его добродушный вид сменяется бешенством, как сильны его руки и как сложно из них вырваться.

Я почувствовала, как в груди моей поднимается волна ярости. Я не желала видеть агента. Ни сегодня, ни когда бы то ни было еще. И уж, конечно, мне хотелось стереть с его мерзкого лица эту отвратительную издевательскую улыбку. Ни один здравомыслящий человек не стал бы так улыбаться женщине, которую изнасиловал несколько часов назад.

«Он безумен, – пронеслось у меня в голове. – Оттого его и боятся. Он психопат, больное бешенством животное, которое разгуливает на свободе и которое по непонятной причине не торопятся пристрелить».

Самым же паршивым было то, что Нуккид, ничего не знавший о случившемся в отеле, был на стороне агента. А, может, ему было просто плевать. Но не объяснять же ему. И глупо надеяться на понимание и сочувствие.

Я бросила осторожный взгляд на Итана. Вид у него был настороженный, словно он ждал от меня некой команды. Я отрицательно качнула головой.

Моя битва, не вмешивайся.

И все же когда я встала навстречу Нуккиду и Луису, Итан поднялся со своего стула вслед за мной. Он даже встал на полшага впереди. Ничего удивительного, он видел перед собой соперника.

Осознавший это Нуккид нахмурился, Луиса же поведение Итана только позабавило.

– Снова ты! – беззаботно проговорил он.

– Сегодня я опередил тебя, – в тон ему отозвался Итан.

Луис в притворном удивлении вскинул брови и рассмеялся, а я почувствовала, что краснею. То ли от злости, то ли от стыда.

– Уверен? Но даже если бы это было так, это неважно. Вот тебе тысяча бат, пойди купи себе еще пива, и чтобы я больше тебя рядом с ней не видел, – отсмеявшись, проговорил Луис, протянув Итану купюру.

Тот отшатнулся от нее, словно Луис сунул ему под нос дуриан. Лицо Итана побледнело, а на щеках показались желваки. И вот тут я по-настоящему испугалась. Шутки шутками, но становиться причиной драки мне очень не хотелось. Мрачный взгляд Нуккида также не сулил мне ничего хорошего. Я поняла, что, если что-то случится, он не станет выгораживать меня перед Пхатти. Но то, как смотрел на Итана Луис, отнюдь не придавало мне храбрости. Он склонил голову набок и, прищурившись, наблюдал за молодым человеком, то ли оценивая его, то ли просто выжидая. И я только тут с запозданием сообразила, что на Луисе не было его обычных очков.

– Ты не хочешь со мной ссориться, – медленно проговорил Каро.

– Придется, если ты не оставишь ее в покое, – ответил Итан.

– Но ведь она не хочет, чтобы я оставил ее в покое, – сказал Луис, и его взгляд обратился на меня. – Не так ли, Киу?

За его спиной стоял раздраженный Нуккид. А за спиной Нуккида… О, я почти наяву видела крысиную мордочку Пхатти. Не говоря уже об огромной и мрачной фигуре Даатона, о котором я знала лишь понаслышке, но все равно боялась, и кто был в тысячу раз сильнее меня, маленькой, слабой лисы.

Я продолжала трусливо молчать, переводя взгляд с одного мужчины на другого и мучительно пытаясь придумать хоть что-нибудь разумное. Но, казалось, Итану было достаточно и моего молчания. Он не смотрел на меня и не видел моего испуганного лица и бегающих глаз, он был уверен, что мое молчание означало поддержку, а не капитуляцию.

– Тебе лучше уйти, – проговорил Итан, не двигаясь с места. – Пока я здесь, ты не притронешься к ней, и, думаю, охрана клуба будет на моей стороне.

– Стоит ли поднимать шум из-за шлюхи? – неожиданно резко бросил Луис, и на этот раз хмурый взгляд Нуккида обратился на агента.

Кажется, мой товарищ начинал понимать, с кем мы связались. На его лице появилась тень сомнения…

Но Итан не колебался ни секунды. Он рванул навстречу Луису, замахиваясь, вкладывая всю силу в этот удар, который должен был прийтись прямо в лицо Луиса Каро. Если бы тот не увернулся. Я еще вчера отметила его реакцию и то, что он, казалось, замечал все вокруг, даже то, что творилось у него за спиной. Конечно, он предвидел движение Итана. Луис не попытался парировать удар или ударить в ответ, просто ушел в сторону. Итан не сумел справиться с инерцией, сделал три шага дальше по прямой и столкнулся с каким-то парнем, направлявшимся от бара к выходу.

– Эй, полегче! – воскликнул тот, и несколько человек оглянулись.

Пространство вокруг нас быстро опустело. Никто не собирался разнимать драчунов, но каждому хотелось увидеть, что будет дальше.

– Нет! Стойте! Не надо! – закричала я, наконец очнувшись.

Меня никто даже не услышал. Быстро растущая вокруг толпа возбужденно переговаривалась, наблюдая за представлением. Я заметила Нуккида, пробивавшегося вперед, чтобы разнять Итана и Луиса, но его не хотели пропускать. Он, несмотря на поврежденную руку, в свою очередь тоже кого-то ударил, завязалась новая потасовка, и скоро я уже ничего не могла различить в этом хаосе. Меня оттеснили назад, и я стояла, прижавшись спиной к барной стойке, закрыв лицо руками и жалея, что не могу умереть по одному собственному желанию.

Я слышала, это дар, который можно заслужить долгими годами аскезы и медитаций. Когда-то умение призывать собственную смерть казалось мне странным и ненужным, но сейчас, в этот момент… Я могла закрыть глаза, чтобы не видеть перекошенных лиц дерущихся, я могла заткнуть уши, чтобы не слышать возбужденных криков, но я не могла перестать чувствовать, не могла обратить время вспять, не могла абсолютно ничего.

Потом рядом оказался Таши. Он схватил меня за руку и потащил куда-то. Он что-то говорил мне, но из-за музыки и криков я не сразу разобрала его слова:

– …везде искать тебя! А ты торчишь в баре! Напиваешься!

– Но, Таши, там… – попыталась объяснить я, но он не дал мне договорить.

– В раздевалку! Живо!

И, подгоняемая его криками, я побежала в раздевалку, чтобы снова второпях натянуть садистские сапоги и отправиться танцевать. У меня не оставалось времени, чтобы думать о мужчинах в баре. Все, что я могла сделать в данной ситуации, это постараться не поссориться еще и с Таши. Мне ужасно хотелось узнать, удалось ли Нуккиду прекратить драку, но, находясь на сцене главного танцпола, я не видела происходящего в баре. Оставалось только надеяться, что Итан с Луисом не поубивают друг друга… или, точнее, что Луис не убьет Итана. Почему-то я не сомневалась в том, что агент сумеет за себя постоять.

@темы: Кун Киу