Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:33 

Глава 21 - последняя

L.Z.
Лисы всех стран, объединяйтесь!
Глава 21

– Но зачем мне уезжать с тобой? – спросила я, хотя уже начинала догадываться.

Последний подарок Пхатти, приказ очаровать агента Даатона, возможно, не только позволил мне сохранить жизнь, но и заставил Луиджи пожелать увезти меня с собой. Я не напрасно сомневалась в его словах, когда он утверждал, будто мы видимся в последний раз. Возможно, он с самого начала планировал увезти меня.

Однако, разумеется, он не был бы самим собой, если бы сказал об этом в открытую.

– Разве тебе хочется и дальше прислуживать своему демону? – спросил он. – Ты не кажешься мне особенно счастливой здесь. Что составляет твою жизнь? Танцы в клубах за пару сатангов, маленькая комнатушка на краю Бангкока и демон, который – не знаю уж, по какой причине – распоряжается тобой, как своей собственностью. Что он такого пообещал тебе, что ты согласилась на это?

– У меня была прекрасная жизнь, пока в ней не появился ты, – раздраженно бросила я в ответ, несколько задетая его пренебрежительным тоном.

Разумеется, Луиджи не знал, что я лиса, иначе бы он не задавал подобных вопросов. Он считал, что у меня есть выбор.

– У тебя дерьмовая жизнь, Киу, – парировал он, тоже повышая голос. – И не говори, пожалуйста, что с моим приездом в ней что-то существенно изменилось. Что-то мне подсказывает, что я был не первым мужчиной, с кем ты переспала по приказу Пхатти.

– Ты бы удивился.

– Киу, я вижу, когда мне врут, – самоуверенно заявил он, хотя на этот раз он ошибался.

Он действительно был первым.

– Ответь мне, – продолжал Луиджи, – ты когда-нибудь была здесь счастлива? Только честно.

Была, подумала я. Я была счастлива, когда меня целовал Итан, когда он обнимал меня, когда говорил, что любит. Но потом появился Луис и все испортил.

– Я не стану утверждать, что жизнь моя идеальна, – ответила я, чувствуя, что больше не могу сдерживать рвущуюся наружу ярость. – Но кто вообще может сказать, что абсолютно всем доволен? И все же у меня были друзья, пусть ты и не считаешь их моими друзьями, у меня был любимый человек, пусть, по твоему мнению, мне и не стоило с ним встречаться, у меня была замечательная работа, которая доставляла мне удовольствие, хотя она и не кажется тебе достаточно хорошей. Конечно, ведь ей далеко до твоей. И все же, веришь или нет, но до твоего приезда, без тебя, мне было в тысячу, в миллион раз лучше!

– Не говори так, – сказал он, опешив от моего крика.

Но я уже не могла остановиться.

– Буду! Буду говорить! Ты все испортил! Я ненавижу тебя!

Это не было правдой. Последние события все же немного изменили к лучшему мое мнение о нем. Да и любой бы завоевал мое расположение, если бы избавил мир от ублюдка, убившего Эмили. И все же образ Луиса Каро вызывал у меня стойкое отвращение. Даже его превращение в Луиджи Эргенте не могло этого изменить.

И вот теперь, когда роковые слова были сказаны, когда я бросила их ему в лицо, он лишь равнодушно пожал плечами.

– Пусть так. Ты можешь меня ненавидеть. Вероятно, ты права, считая, что у тебя есть на это причины. Но не станешь же ты отрицать, что должна как можно быстрее покинуть Бангкок. Пхатти побежден, Алек мертв, самые доверенные их люди убиты.

Настоящий Луис Каро дал мне неделю на то, чтобы разобраться со всем. В этот самый момент он, возможно, рассказывает Даатону о коварном наемнике, что обманом и силой занял его место и вырезал бангкокскую верхушку. Теперь, если Даатон среагирует достаточно быстро, его подчиненные установят контроль тут и очень скоро выяснят, что произошло. Станет им известно и о твоей роли в случившемся. Не думаю, что они будут в восторге, в конце концов, именно благодаря тебе я сумел справиться с Пхатти. Если же люди Даатона не успеют, Бангкок перейдет к кому-нибудь другому. Не знаю, почему ты решила работать на Пхатти и что он тебе пообещал, но уверена ли ты, что сможешь добиться тех же привилегий от нового хозяина? Особенно если он узнает, что именно по твоей вине был смещен его предшественник?

Все это уже и раньше приходило мне в голову. Я знала, что Пхатти не простит мне моего вмешательства в его дела, но надеялась, что агент Даатона оправдает меня перед верховным демоном и защитит от нападок своего подчиненного. Я знала, что не смогу остаться в Патпонге, но все же пока не планировала уезжать с территории Даатона. Тем более в такой компании.

– С этим я не стану спорить, – ответила я, стараясь говорить как можно более спокойно. – Но, думаю, что прекрасно справлюсь и без твоей помощи.

– Не сомневаюсь, – усмехнулся Луиджи и небрежным жестом, словно бы случайно, откинул полу пиджака, так что стала отчетливо видна кобура. – Но я не оставляю свидетелей.

– Ты же сказал, что не собираешься меня убивать.

– Я соврал. Хотел сначала попробовать по-хорошему в надежде, что ты сама все поймешь и не станешь упрямиться.

Он поправил пиджак и улыбнулся мне своей ледяной улыбкой.

– У тебя есть полчаса, чтобы собрать вещи.



Я надеялась, что Луиджи позволит мне заняться подготовкой к отъезду самой, однако он последовал за мной в спальню. Я не боялась, что он и в самом деле убьет меня, но он мог причинить мне боль. Возможно, если я сделаю так, как он хочет, у меня появится шанс сбежать.

– И куда мы поедем? – спросила я.

– В Тоскану.

– Понятно.

Название ни о чем мне не говорило, так что это точно не было одним из пригородов Бангкока.

– Я должна переодеться, – я слегка отогнула край ночной рубашки. – Ты не отвернешься?

– Нет, – последовал спокойный ответ.

– Ладно.

Я отыскала в шкафу чистые шорты и футболку и, стараясь не обращать внимания на своего похитителя, переоделась. К счастью, он не попытался приблизиться ко мне, а когда я обернулась, то увидела, что он даже на меня не смотрит. Он казался полностью погруженным в свои мысли, и его взгляд блуждал по комнате, ни на чем не задерживаясь.

Я присела на кровать и стала расчесывать волосы.

– Ты не хочешь поторопиться? – спросил Луиджи, очнувшись.

– Если ты собираешься вскоре меня прикончить, мне не нужно много одежды, достаточно позаботиться о том, чтобы неплохо выглядеть в гробу.

– И когда ты стала такой пессимисткой?

Он прошел по комнате, рассматривая царивший в ней беспорядок. Присев, он поднял полупустую бутылку текилы и поставил ее на туалетный столик рядом с «Собором Парижской Богоматери», не прочитанным мною и на четверть. Эргенте хмыкнул, увидев книгу. Он наверняка не забыл, что когда-то сравнивал меня с Эсмеральдой.

– Любишь классику? – спросил он.

– Немного, – уклончиво ответила я, все еще сидя на постели и сжимая в руках расческу.

– Возьми хотя бы немного приличной одежды. Не в шортах же тебя хоронить, – усмехнулся он и вышел, оставив меня наконец одну.

Мне понадобилось десять минут, чтобы собрать самое необходимое. У меня не было чемоданов, а спортивная сумка оказалась не слишком вместительной. Я все еще не знала, где находится эта Тоскана, но надеялась, что там есть магазины. Правда, денег у меня оставалось совсем чуть-чуть – за последнее выступление нам так и не заплатили.

Луиджи ждал меня в гостиной.

– Подожди еще минутку, – попросила я.

Я намеревалась оставить записку Суде и даже вырвала листок из тетради, но остановилась, не зная, что написать. Разве могла я сказать ей о том, что меня похитил всемирно известный охотник на злых шаманов? В конце концов я просто попрощалась с ней, никак не объяснив своего внезапного решения уехать, которое было тем более странным в свете нашего недавнего разговора. Вчера, когда мы с ней виделись в последний раз, я обещала, что исправлюсь, что стану лучше. Теперь же она наверняка подумает, что я просто решила сбежать к любовнику. Я оставила листок у телевизора – уж там-то Суда должна была непременно его найти.

Луиджи намеревался забрать у меня сумку, но, взявшись за ручки, тут же уронил ее на пол и, отступив, прислонился к стене, тяжело дыша. Я не сразу поняла, в чем дело, но потом вспомнила про его недавнее ранение. Как видно, рана все еще беспокоила его.

Минуту спустя он уже пришел в себя, и мы покинула квартиру, в которой я жила последние пять лет. Внизу, как и обещал Луиджи, нас ждала машина, уже знакомый мне темно-синий внедорожник. Водителя мне не удалось разглядеть, но все равно что-то в нем показалось мне смутно знакомым. Однако, стоило мне устроиться на заднем сидении, как он обернулся и, сверкнув белоснежной улыбкой, проговорил:

– Buongiorno, signorina!

И я узнала Адриано Гатти.

– Ты уже встречалась с моим напарником, – посмеиваясь над моим удивлением, сказал Луиджи, – однако теперь пришло время познакомиться с ним по-настоящему.

– Эдриан Джеймс Эир, – формально представился тот. – Можно просто Эдриан.

– А я думала, ты настоящий итальянец.

– Моя мать была итальянкой, и, говорят, я точная ее копия. Но она развелись с отцом, когда мне было шесть, и до двадцати лет я жил в Шотландии. В детстве мама называла меня Адриано, Гатти – фамилия моей бабушки. Но сам я привык к имени Эдриан.

– Эдриан – итальянец по крови, а я – по духу, – добавил Луиджи, во внешности которого не было абсолютно ничего итальянского.

– И вы действительно сотрудничаете с Интерполом? – спросила я.

– Пока нет, но он непременно нами заинтересуется, когда станет известно, что тут произошло, – смеясь, ответил Эргенте.

– Зарубите себе на носу, госпожа Кун, – в тон ему добавил Эдриан, – что агенты Интерпола ходят по квартирам, опрашивая свидетелей, только в плохих голливудских фильмах.

Время было еще раннее, и нам удалось без особого труда пересечь несколько крупных проспектов и выбраться за город. Мы ехали на север, но я все не решалась спросить, куда именно. У меня появилось подозрение, что Тоскана располагалась дальше, чем я думала.

– И вы давно работаете вместе? – спросила я.

– Почти десять лет, – ответил Луиджи.

– У нас симбиоз, – добавил Эдриан. – Ему достаются гангстеры, пули и красивые женщины, мне – просто красивые женщины. Выручка пополам. Мне не на что жаловаться.

Оба моих похитителя, очевидно, пребывали в хорошем настроении. Они весело болтали всю дорогу и почти не обращали на меня внимания.

Через полчаса после того, как мы выехали из города и свернули на шоссе, Эдриан съехал на обочину и остановился. Мы проехали деревню несколько минут назад и до следующей, насколько я помнила, было еще несколько километров. Одинокий автомобиль обогнал нас, когда мы остановились, – и все, больше никого вокруг.

Странная остановка.

– Пройдемся? – спросил Эдриан, отстегивая ремень безопасности.

Он намеревался выйти из машины, но Луиджи удержал его, положив руку на плечо напарника.

– Мы едем дальше, Эдриан, – сказал он спокойно. – Втроем.

– Джиджи, ты рехнулся? Ты хочешь взять ее с собой?

Луиджи лишь пожал плечами в ответ на ошарашенный взгляд друга. Несколько мгновений Эдриан, казалось, колебался, но затем вернулся на свое место и снова защелкнул ремень. Я заметила, что он больше не улыбается.

– Только этого нам не хватало, – пробормотал он, заводя машину. – Зачем она тебе?

– Она обещала мне свидание, – усмехнулся Луиджи.

Я отвела глаза, встретившись с ним взглядом в зеркале заднего вида. От дружелюбия и веселости Эдриана не осталось и следа, и запоздало я сообразила, что же только что произошло. Эдриан, как и Луиджи, не собирался оставлять в Бангкоке свидетелей своей аферы, но, в отличие от Луиджи, не собирался и везти меня в эту свою Тоскану. Он намеревался просто убить меня и бросить тут же на обочине, вдали от людского жилья и глаз.

Еще вчера я считала Эдриана – или лейтенанта Гатти – едва ли не другом. По крайней мере, в отличие от своего напарника, он никогда не пытался ко мне приставать, не угрожал, и – что важнее всего – пришел на помощь, когда нам с Нуккидом угрожала опасность. Однако теперь мое мнение о нем кардинально изменилось. Я наконец осознала, что еду в машине с двумя убийцами и все еще жива лишь благодаря тому, что имела неосторожность очаровать одного из них. В конце концов приказ Пхатти действительно спас мне жизнь. Еще раз.

Почти целый час прошел в полной тишине, лишь тихо урчал мотор да шуршали по асфальту колеса.

– Надеюсь, у тебя все в порядке с документами, нам не нужны проблемы на границе, – сказал Эдриан, прервав тягостное молчание.

Я ответила, что все должно быть в полном порядке.

– И все равно ничем хорошим это не кончится, – проворчал Эдриан, обращаясь на этот раз к напарнику.

Но Луиджи не ответил. Он спал.

Конец первой части

@темы: Кун Киу

URL
Комментарии
2013-10-17 в 12:05 

Levante
Между желанием и сожалением почти всегда найдется место глупости. Дарк Даниель (Мари Ренье)
Спасибо! читать дальше Только кажется сомнительным, что такой супер-пупер-охотник на неприятности не сообразил, что она лиса? Логично, что они должны были сталкиваться с лисами с такой то активной жизнью=)
З.Ы. Я это к чем...почему он не смог избежать ее приворота? Снять его? И вообще подействовало ли на него? Чего то не хватает... То ли я невнимательно читала :hmm:

2013-10-22 в 15:52 

L.Z.
Лисы всех стран, объединяйтесь!
Levante, немного)
Лису может распознать только шаман, а Луиджи Эргенте (Луис Каро) при всей своей крутизне им все-таки не является.
Другое дело - Эдриан. Вот почему тот ни о чем не намекнул другу - вопрос для следующей части)

Продолжение начну публиковать ближе к зиме.

URL
2013-10-23 в 22:18 

Levante
Между желанием и сожалением почти всегда найдется место глупости. Дарк Даниель (Мари Ренье)
L.Z., Няммммм...интригующее. Спасибо за разъяснения:4u:

   

Lydia Zavadovskaya

главная